Top.Mail.Ru
29 August
7 p.m. / Театр им. Вл. Маяковского, ул. Б. Никитская, 19/13
3 September
7 p.m. / Новое Пространство. Страстной бульвар, д.12, стр.2
Касса  +7 (495) 629 37 39

10 февраля на малой сцене Театра Наций состоялась премьера спектакля «Друзья» в постановке режиссера Мотои Миура

Пьеса драматурга и писателя Кобо Абэ – одного из лидеров послевоенного японского авангарда – написана в духе западноевропейского театра абсурда. Главный герой – вполне благополучный молодой человек с хорошей работой, новой квартирой и твердым намерением жениться. Однажды, в его размеренную жизнь вторгаются совершенно незнакомые люди – семейство из восьми человек. Объяснение они предлагают сколь простое, столь и нелепое – спасти героя от одиночества, окружив его заботой и любовью. 

«В городах живут миллионы, десятки миллионов людей. И все они – чужие, совсем чужие друг другу. Куда ни глянь – кругом одни чужие… Ведь это страшно. Человеку обязательно нужны друзья. Друзья, которые в трудную минуту придут на помощь, приободрят…»

Их помощь, однако, довольно странная. Начинают они с набега на холодильник, затем – на кошелек хозяина, и вскоре уже распоряжаются квартирой, зарплатой, личными отношениями, а после и его физической свободой. Молодой человек пытается сопротивляться – вызывает полицию, подключает управдома, нанимает адвоката, взывает к невесте, обращается к репортеру… Все тщетно…

«Я выбрал пьесу Кобо Абэ «Друзья», потому что под столь добрым названием скрывается злая история, которая обличает несовершенство современного общества и бессилие человека, столкнувшегося лицом к лицу с ситуациями, когда к тебе без стука входят «друзья», отбирающие наши силы, эмоции, и, в конце концов, жизнь. Век интернета дает возможность влезать без спроса в чужую жизнь, давать непрошенные советы, навязать идею или просто рекламу. Наш спектакль о том, как быстро современное общество может лишить человека собственной идентичности, убить в нем веру в себя», – говорит режиссер Мотои Миура.

Вопреки ожиданиям зрителей, в своей постановке Мотои Миура стилистически не сделал отсылок ни к традиционному японскому театру, ни к национальному костюму, тем более, что и в самой пьесе нет прямых указаний на то, в какой стране случилась эта история. Сценография и костюмы Ольги Шаишмелашвили сочетают в себе элементы дель арте, манги и даже капельки средневековья. Все это искусно-изобретательно, но привычно российскому глазу. То же и с текстом: он не нуждается в адаптации, прост и понятен каждому, но есть одно «но»…

В Японии Мотои Миура руководит театром «Читэн», в котором, помимо прочего, проводит различные эксперименты по взаимодействию музыки, звуков и речи. Спектакль «Друзья» также можно назвать результатом такого эксперимента, он обладает своим уникальным интонационным языком, дополненным специально написанной для этой постановки музыкой Кейсуке Кояно. Особенность этого языка заключается в том, что каждая реплика заканчивается либо повышением тона последней гласной, либо троекратным повторением последнего слога. Кажущиеся бесконечными «ту-ту-ту», «на-на-на», «ми-ми-ми», сопровождающиеся хлопками в ладоши – пытка, почище той, что происходит в пьесе. Однако, этот раздражающий компонент выбран точно и верно, он многократно усиливает ужас психологического насилия, описанный Кобо Абэ.

В команде спектакля тринадцать актеров, выбранных режиссером из ста пятидесяти претендентов. По словам Мотои Миура, важным критерием отбора была способность артиста принять новый метод работы. Исполнитель роли Молодого человека – Сергей Епишев – отмечает, что в работе над спектаклем режиссер в первую очередь исследовал пластическую, речевую и музыкальную составляющие. На взгляд зрителя режиссура Мотои Миура достаточно строга, здесь нет места импровизации и привычным актерским штампам. Рисунки ролей четко выверены и проработаны до мелочей.

Такими же точными и однозначными остаются и впечатления от постановки – ощущение хорошего и сильного спектакля, рассказывающего очень страшную, но понятную каждому историю. Поставить себя на место Молодого человека легко, как легко и осознать, что противостояние большинству хоть и возможно в принципе, но заранее обречено. «Как мне хочется, чтобы вы поскорее все поняли… Ничего не может быть ужаснее одиночества… И какое это счастье – быть вместе с нами…»