Top.Mail.Ru
Сегодня
7 p.m. / Основная сцена
Сегодня
7 p.m. / Екатеринбургский театр юного зрителя, ул. Карла Либкнехта, 48
Касса  +7 (495) 629 37 39

В Театре наций под занавес сезона — премьера, спектакль «Бовари» в постановке петербургского режиссера Андрея Прикотенко. Он решил сместить акценты в книге Флобера и сосредоточиться не на Эмме Бовари, а на ее муже, провинциальном враче Шарле. Что из этого вышло?

Краткое содержание для тех, кто роман не читал. Это отчасти французская «Анна Каренина». Главная героиня книги — Эмма Бовари, жена врача. Она живет не по средствам и заводит внебрачные связи в надежде избавиться от пустоты и обыденности провинциальной жизни. В итоге женщина отравилась мышьяком.

С первой сцены понимаешь: это неординарное прочтение этой истории. Как минимум потому, что тут появляется еще один герой, которого в программке так и прозвали — «персонаж». Хотя, как по мне, было бы корректнее назвать его рассказчиком. Эта роль у известной театральной и киноактрисы Елены Морозовой.

Но в целом сюжет тот же. Хотя внимание в первую очередь обращено к Шарлю, мужу Эммы, в исполнении Александра Семчева. Он оперирует и пытается лечить не только людей, но и их взаимоотношения. Пусть и не всегда успешно. Шарлю сразу начинаешь сопереживать и одновременно восхищаешься его слепой любовью к жене. Он готов на все, лишь бы супруга была счастлива. А она только и делает, что бездумно тратит его деньги и ему изменяет. Практически в финале, когда Эмма уже мертва, а Шарль разбирает ее письма, один из героев восклицает: «В вашем положении грешно быть таким благодушным». Шарль в ответ говорит, что всему виной судьба. Откуда растут корни всепрощения Шарля, рассуждает актер Александр Семчев:

Александр Семчев, актер: «Корни растут, наверное, от человечности, прежде всего у Флобера, и у постановщика спектакля, Андрея Прикотенко, такое возникло восприятие, основываясь на прочтении романа. Что касается меня, поскольку я, наверное, человек достаточно мягкий, оттуда, наверное, все и произрастает. А потом, момент же любви, а когда есть любовь, прощаются многие вещи. То, что Андрей Михайлович предложил мне историю, не совсем понятную для меня, потому что я привык к другим вещам и к другому разбору, здесь система координат была поменяна просто кардинально. То есть он мне предложил театр, который посложнее по сравнению с тем, к которому я привык».

Актеры в этой версии «Бовари» уходят от общепринятого представления о русском театре. Спектакль получился очень многослойным по смыслам и красивым по форме. Многие мизансцены — будто дагеротипы. На твоих глазах словно сканируют человеческую душу. Накрывает отчаяние, чувство безысходности, порой отвращение. За два часа на сцене будут и не самые приятные операции, и фонтаны крови, и бесчисленные наряды Эммы, и абрикосы с багетом, и контрабас, который стал отдельным героем этой постановки. На нем пришлось научиться играть Александре Ревенко, исполнительнице роли Эммы:

Александра Ревенко, актриса: «Мне кажется, что первые впечатления, когда мы берем роман Флобера, и первым нам бросаются в глаза наряды Эммы. Бесконечные перечисления тканей, фасонов, частей дамского туалета, причесок, и мне кажется, что в этом моя Эмма, конечно, ассоциируется с той Эммой, которую читатель мог узнать в романе. Конечно, это девушка, которая много мечтает, у которой большие надежды, которая находится в бесконечном поиске и приходит к большой трагедии. И самое удивительное, что было для меня как для исполнительницы и читательницы, — это визуальное решение сцены отравления. Когда мне режиссер и художник рассказали, как они планируют решить эту сцену, я не могла поверить, что это вообще возможно».

В одном из диалогов герои восклицают: «Театр борется с предрассудками, учит добродетели». Чему учит новый «Бовари» — именно «новый», а не «новая», — можно узнать в Театре наций уже на этой неделе. И, как это часто бывает с летними премьерами, билеты еще есть — от 4 тысяч до 8 тысяч.