касса +7 (495) 629 37 39
завтра
19:00 / Новое Пространство
завтра
Уильям Шекспир
19:00 / Основная сцена
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад

“#сонетышекспира” берет труд барда за основу спектакля, прекрасно исполненного в эротическом стиле.

Любовь как смерть, смерть как любовь. 

Нет, постановка Тимофея Кулябина «#сонетышекспира» в Театре Наций – не сатира. Хотя в некоторых местах саркастический юмор настолько едкий, что разъедает язык. Однако по большей части, этот спокойный и строгий спектакль, использующий 13 сонетов Шекспира, бережно и с уважением прикасается к темам любви, страсти, жизни и потери всего перечисленного. 
Сдержанная хореография Евгения Кулагина и Ивана Естегнеева, художественное оформление Олега Головко, выполненное в мягко-серых тонах, за одним или двумя исключениями – это спокойный, утонченный, продуманный спектакль о том, что привлекает и разъединяет человеческие тела. Действие разворачивается как сон о прошлых встречах в ныне опустевшей комнате, которую, возможно, планируется отремонтировать. Здесь, где когда-то плоть встретилась с плотью, сейчас не осталось ничего кроме обветшалых стен и призраков бывших влюбленных.

В высшей степени сдержанный, в действительности, «#сонетышекспира» - спектакль, прекрасно исполненный в эротическом стиле.
Обнаженный мужской торс, упавшая с женского плеча бретелька, платье, приподнятое до талии – это наиболее смелые вещи, которые происходят на сцене. Пятеро ведущих актеров настолько грациозны в своих движениях, естественны в своих пристальных взглядах и погружены во взаимодействие друг с другом, что даже малейшее прикосновение рукой или губами к обнаженному плечу зажигает искру.

Я не случайно говорю о пятерке ведущих актеров. Помимо трех женщин и двух мужчин, сближающихся и дистанцирующихся друг с другом каждый раз в новых позициях, есть еще четверо людей, которые иногда дополняют пары, но часто мешают им. К этой четверке относится пианист, который все чаще попадает не по тем клавишам инструмента по мере разворачивания спектакля, певица, которая старается сохранить свой голосовой резонанс, несмотря на утихающие звуки фортепиано, и двое рабочих, которые сидят за сценой, поедая свой обед, отправляя текстовые сообщения и хихикая друг с другом в перерывах между расстановкой декораций.

Это дивное разделение труда. Разбавляя формальность вещей этими второстепенными персонажами, Кулябин свободен быть убедительным настолько, насколько пожелает с актерами, играющими сонеты Шекспира. Это ловкий способ вернуть себе право быть серьезным по отношению к любви и сексу в мире, где оба понятия превратились в кич и коммерцию.

Отрицательным моментом является то, что Кулябин и хореографы позволили некоторым изжившим себя стереотипам прокрасться в их видение современной сексуальности. В особенности это относится к главной, центральной сцене, в которой двое мужчин на протяжении длительного времени бросают женщин из стороны в сторону как мешки с картошкой до тех пор, пока в итоге они не оказываются лицом к лицу, буквально зажимая несчастную женщину между собой. 
Пытаюсь ли я сказать, что подобного не происходит, или что это неподходящая тема для искусства? Отнюдь. Проблема, как я ее увидел, в том, что нам не дают правильного представления, ни намека, что в очередной раз показывая как мужчины швыряют женщин, а затем оставляют их поврежденными у обочины, мы приблизимся к новому восприятию этого прискорбного социального явления.

Кулябин великолепен в использовании знаков современности. Знак номера # в названии спектакля и музыка с мобильного телефона в шекспировской обстановке – яркие примеры быстрых и легких способов выглядеть модно. Почему бы также не применить современное отношение к своему видению мужчин, женщин и насилия?

Кроме этой сцены, которая, я поспешу добавить, великолепно исполнена актерами, этот спектакль – трогательное и тонкое изображение непреодолимых препятствий, которые встречает на пути любой человек, будучи неравнодушным к другому. Меня особенно поразила хореография нетанцевальных сцен – а таких большинство. На протяжении спектакля мы наблюдаем притягательные, пленительные сцены, которые не оставляют нас равнодушными, несмотря на минимальное количество используемых предметов. Часто актеры практически недвижимы, замирая в позах на длительное время или совершая малейшее, тщательно выверенное движение – изгиб руки или поворот головы.

Шекспировский текст в «#сонетахшекспира», несомненно, важен. Однако мудрость и остроумие его слов в первую очередь создают основу для более важных или, как минимум, более доступных визуальных аспектов. Этот спектакль захватывает вас и не отпускает, благодаря тому, как он выглядит и как ощущается. Кулябин обладает подлинным талантом создания театра стиля и содержания.